Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:06 

Полнится, полнится список обиженных мною. И что за свойство запахов - от одного прикосновения проникать глубоко в память...

09:58 

Ну что же, я снова - тень. Быстрее, чем когда-нибудь.

00:02 

И я не сдерживаюсь. Господи, ну конечно же я не сдерживаюсь. Это так просто.

20:12 

Credo in unum Deum. Patrem omnipoténtem, factórem cœli et terræ, visibílium ómnium et invisibílium.
Et in unum Dóminum Iesum Christum, Fílium Dei unigénitum. Et ex Patre natum ante ómnia sǽcula. Deum de Deo, lumen de lúmine, Deum verum de Deo vero. Génitum, non factum, consubstantiálem Patri: per quem ómnia facta sunt.
Qui propter nos hómines et propter nostram salútem descéndit de cœlis. (Hic genuflecitur) Et incarnátus est de Spíritu Sancto ex María Vírgine: Et homo factus est.
Crucifíxus étiam pro nobis: sub Póntio Piláto passus, et sepúltus est.
Et resurréxit tértia die, secúndum sсriptúras.
Et ascéndit in cœlum: sedet ad déxteram Patris.
Et íterum ventúrus est cum glória iudicáre vivos et mórtuos: cuius regni non erit finis.
Et in Spíritum Sanctum, Dóminum et vivificántem: qui ex Patre Filióque procédit. Qui cum Patre et Fílio simul adorátur et conglorificátur: qui locútus est per Prophétas.
Et unam sanctam cathólicam et apostolicam Ecclésiam.
Confíteor unum baptísma in remissiónem peccatórum.
Et expécto resurrectiónem mortuórum.
† Et vitam ventúri sǽculi. Amen.

20:05 

Gloria in excélsis Deo et in terra pax homínibus bonae voluntátis.
Laudámus te. Benedícimus te. Adorámus te.
Glorificámus te. Grátias ágimus tibi propter magnam glóriam tuam,
Dómine Deus, Rex cæléstis, Deus Pater omnípotens.
Dómine Fili unigénite, Jesu Christe.
Dómine Deus, Agnus Dei, Fílius Patris.
Qui tollis peccáta mundi, miserére nobis.
Qui tollis peccáta mundi, súscipe deprecatiónem nostram.
Qui sedes ad déxteram Patris, miserére nobis.
Quóniam tu solus Sanctus. Tu solus Dóminus, Tu solus Altíssimus, Jesu Christe.
Cum Sancto Spíritu in glória Dei Patris. Amen.

02:37 

Libera me, Domine, de morte aeterna
in die illa tremenda,
quando caeli movendi sunt et terra,
dum veneris iudicare saeclum per ignem.
Tremens factus sum ego et timeo,
dum discussio venerit atque ventura ira.

Dies irae, dies illa,
calamitatis et miseriae,
dies magna et amara valde.

11:00 

тогда уже был июнь

без интонаций... я в том самом углу комнаты где теплота, желтый свет и привычное шшш ноутбука... но дождь не подбирает слов для перевода, шелестит в летнем окне, которое как казалось никогда больше не будет темным, теперешние сумерки долги и любимы мной, чтобы пропадать - если дома - между музыкой и светом, но до одиннадцати, потому что - никогда никому не мешайте спать. теперь сумерки долги, но вдруг темно, и я слушаю дождь - уже там - но я не умею слушать. и, выходит, чтобы чем-то себя занять, я пытаюсь почитать себе что-то по памяти и понимаю, что нет у меня ни одного стихотворения, запомнившегося непроизвольно потому что родное и необходимое... за последние четыре года, получается, ничего не любилось, не цеплялось глубоко и крепко - или забылось напрочь, ведь сейчас - совсем ничего... и что толку ворошить старые судорожные итальянскиеverra la morte и чьи-то любовные истории...
только что-то открывается, и греческий совсем отодвигается, и вот она я - какая была прежде - и эта невидимая ступень, такая непонятная мне до сих пор, отделяющая меня от меня, и вот он дождь, а внизу люди все почему-то забывшие зонтики, дети, пожилые, бегут и мокнут и дрожат, а я-то греюсь щеками о свои почему-то теплые плечи, и забываю про греческий, и возвращаюсь - от холода - в угол, на столе почти чужие белые листы, черные буквы, время к полуночи, кошка смотрит с укоризной...

00:15 

Сколько откровенности и нежности уже разбилось о ваши камни... Сколько раз мы вам уже признались - но какие же разные плоскости... И сколько раз мы просили себя не говорить, поступить как-то иначе, но разве это возможно?.. Почему все так?..

03:00 

На полях мыслей себе, на краю бумаги

Ты очень упрощаешься. нельзя.

23:18 

страшная страшная страшная дура. если бы только можно было как-то забыть, как-то выкинуть из головы. проснуться и не помнить. начать думать по-другому, не представлять, не вспоминать, как же остановить это, как заставить музыку не впитывать, не обращать в себя память, как сделать так, чтобы сопоставить себя и время, себя и конец мая, себя и сессию, себя и себя... безумная страшная путаница... мне нельзя оставаться одной, у меня не хватает сил выносить себя. казалось бы, хватило, схватилась за что-то, за отражение в зеркале, бог мой, за что, за птиц или запах весны, а потом все.. оборвалось и вот уже как прежде...
какое-то безумие. и ландыши на столе

22:44 

Что-то меняется, но какой же длинный путь. Хочется никому ничего не говорить. Вернее - говорить только кому-то, кто очень важен, пусть будет, что будет. Да и не расскажешь всего, только улыбкой, снами может быть, но больше ничем себя не выдам. Мне еще долго искать, я только учусь и каждый новый день другая. И все так же далеко от лучше.

10:33 

Выкарабкиваешься или .. да нет, не бывает так, чтобы совсем ничем не помочь
Надо чтобы было чуть теплее. я никак не могу поправиться.
это бессилие,
На секунду в день - солнце, улицы и дома купаются в зелени,
на секунду вдохнешь, но ни радости, ни смысла не ощущаешь,
мне нездоровится, у меня проблемы, не-успеваемость, пропадают друзья
кто-то был прав, говоря, что это будет ужасная весна. скоро лето.. . дождаться, выжить, исправиться...

02:00 

Разве весной кто-то думает о спелой рябине? Но, бывает, вспомнишь, как это - когда сверху ложится вечер, и в щели сквозит холодом которым пропитались волосы, шерстяные вещи, воздух в комнате... чай не допит, и небо только чуть темнеет, и где-то тут, между тобой, светом, холодом, чаем, воздухом и оконной рамой рождаются зимние сумерки, а потом темнота, и чувство холода, которое глотаешь вместе с чаем... мысли растут из-за окна, и никуда не денешься, такая чудная безнадежность,
там, в московской зиме, и лежит та самая настоящая, странная, никем и ничем необъяснимая больная моя ностальгия...

00:51 

Все утром, будильник, мысли, движение, обязанности, волочить ноги,
солнце или дождь, и больное горло, и весна, о которой забыли,
греческий, латинский, старославянский, немецкий, музыка, итальянский,
курсовая, списки, книги, буквы, стопки,
остановки, метро, троллейбусы, трамваи, автобусы,
пешком, бегом, опаздывая, растрепанная, прозрачно-белая,
дотерпеть, домучиться, до вечера пятницы, до майских,
до костра, до холода, до сырости, до дрожи старое, любимое,
все мысли, мысли, голоса, тревоги, и отчаянье, и просто - пусто,
и к чему все это - завтра, долгий день, будильник на 7.20, сонно, солнце, утро

23:07 

Саша. Вчитаться

"Но так лучше не станет. Убийство никогда ни к чему хорошему не приведет. И серьезность — не панацея. Просто ты не уверена в том, что то так называемое серьезное и взрослое, то, чем ты занимаешься, может быть полезным с чисто прагматической точки зрения, а потом переносишь эту неуверенность на мир чувственный и эмоциональный, и отсюда растет вся нерешительность. А оно может быть полезным. Хотя бы потому, что вокруг тебя есть люди, постоянно показывающие тебе это. Они учат тебя, а раньше сами учились, и не думаю, что им были чужды все эти сомнения и терзания.
Нельзя быть сухим и черствым, упертым только в серьезную научную деятельность. Мне даже не хочется писать "человеком", потому что это в таком случае не человек. Оживленность — прекрасно, а нервность и суетность порождены сомнениями. Нужно просто делать все, что делается, через невозможность, через ненависть, первый шаг, это больно, и ты все это знаешь, но надо его когда-нибудь сделать, и сделать до конца, а не остановиться, занеся ногу над пропастью. Потому что потом ты полетишь. И будешь любить то, что делаешь, и оно не будет уже казаться тебе таким бессмысленным и бесполезным, как сейчас.

А то я тут вот что думаю — самое полезное — это врачи. Ну, хорошие, разумеется. Но уже поздно, да я и не хочу быть врачом. Потому что есть много причин. И среди них то, что я не могу жить без себя такой, какая я сейчас. Какая я всегда. Не получится. Если это случится, я буду очень тосковать и умру, на самом деле.

А ты ведь тоже не сможешь быть врачом. Ну, я надеюсь, ты понимаешь, что я под этим имею в виду.

Поэтому просто представь себя без всего того, что ты сейчас. Только хорошо представь. И тогда ничего не останется, как сделать этот первый шаг и полюбить то, что ты делаешь. А вера в себя потом придет. Когда-нибудь."

22:32 

Серьезно подумать и вырвать себя с корнем. и никогда больше так не говорить.

22:47 

Стало слышно птиц, в комнате, с открытой форточкой - странно что листьев еще нет, а уже слышится шум деревьев, когда ветер, и пахнет всеми цветами и травами, какие только можно здесь у нас найти, и черным небом, от которого спускается радость, тишина, летний холод и ясные мысли
Это все - летом
Сейчас - стопки белой и острой бумаги

17:39 

Моя сестра.
Спит себе сейчас в гостиной вместе с мамой. Пишет красиво и правильно, прячет не очень умело, думает, слышит, видит...
Ее легко задеть, обидеть. И она раскричится, расплачется... Добрая, но - как и все мы - раздражается, грубит. Хочет, чтобы оставили в покое.
Привыкла добиваться своего, в том числе и от других - того, чего ей хочется. То, чего никогда в жизни не делала и не сделаю я.
Влюбилась, сильно, "по-взрослому" будто во "взрослого" мальчика. Все как нужно. И никому не рассказывать.
Я - в молчании, в придуманном, в классической филологии... будто бы она - главное в жизни... .может - но не в моей. Тогда я пытаюсь жить не своей жизнью?
Но что тут поделаешь. Наплевать, бросить - я не могу. Только она отнимает слишком многое у меня... или меня самой - слишком мало. грустно, непросто.

23:52 

Значит, спать или не спать - это выбор между легкостью и наказанием за вину. И я каждую ночь выбираю второе...

21:24 

before

Если хочешь разобраться, начни сначала.
Что у тебя есть? Вязкая промозглось внутри. Чужая боль... воды Леты сквозь память... безразличие и дождь, заливающий мысли, успокаивающий, притупляющий...
В горле горький комок неслучившегося. В теле рыбья сеть страхов, рыбы - это мечтания обо мне будто бы настоящей,

а свет в стекающих каплях - то, что всякий раз не дает мне покоя

Еще есть щемящее чувство тоски по тому далекому, что было до моей памяти. Сенокос, земляные полы, пыль степей, люди, кони -
и никакой меня с моими волосами, мокрыми от слов, кудрявыми от дождя, путаными как мысли, которым не веришь
а верю я только тому далекому,
и только тем лучам памяти, которые несут меня назад, совсем назад

"Мы лишь однажды мир познаем, в детстве. Все остальное - память."

может, на этот раз получится отыскать...
или почувствовать наконец, что все, что только есть вокруг, в сотни раз меня важнее...

hello nightmares

главная